Денежное требование — договор финансирования под

По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст. 824 ГК

1 Конституционный Суд Р. Ф. в постановлении от 23 декабря 1997 г. признал это положение ст. 855 ГК не соответствующим Конституции Р. Ф. (СЗ РФ. 1997. № 52. Ст. 5930) и предложил Государственной Думе принять новое правовое регулирование, направленное на совершенствование порядка списания средств при их дефиците на счетах клиентов банка (Российская газета. 1998. 25 февр).

РФ). Этот договор именуется также договором факторинга (регламентируется гл. 43 ГК РФ — ст. 824—833).

Из определения договора факторинга следует, что этот договор возмездный и может быть как реальным, так и консенсуальным. Обычно целью факторинга является получение клиентом денежных средств в обмен на уступаемое им право требования. Но договор факторинга может носить и обеспечительный характер, что имеет место, когда денежное требование к должнику уступается клиентом для обеспечения исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом (п. 1 ст. 824 ГК РФ).

В качестве финансового агента могут выступать банки и иные кредитные организации, а также другие коммерческие организации, имеющие специальную лицензию на осуществление деятельности такого рода (ст. 825 ГК РФ). Клиентом по договору факторинга может быть любое лицо. Обычно в этом качестве выступают коммерческие организации.

Предмет договора факторинга — денежное требование, уступаемое в целях получения финансирования (ст. 826 ГК РФ). Это может быть как существующее требование, т. е. требование, срок платежа по которому уже наступил, так и будущее требование, т. е. право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем. Пункт 1 ст. 826 ГК РФ устанавливает условия идентифицируемости уступаемого денежного требования. Существующее требование должно быть определено в договоре таким образом, чтобы позволяло идентифицировать это требование уже в момент заключения договора, а будущее требование — не позднее чем в момент его возникновения. Отсутствие такой определенности влечет признание договора факторинга незаключенным.

Момент перехода будущего требования определен в п. 2 ст. 826 ГК РФ: такое требование считается перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, являющихся предметом договора. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после его наступления. При этом в каком-либо дополнительном оформлении уступки денежного требования нет необходимости.

Форма договора факторинга определяется правилами ст. 389 ГК Р. Ф. Поскольку денежное требование, передаваемое по договору факторинга, практически во всех случаях вытекает из сделки, для которой обязательна письменная форма, то и сам договор факторинга должен быть заключен в письменной форме (простой или квали-

фицированной), а в установленных законом случаях подлежит государственной регистрации.

Клиент несет перед финансовым агентом ответственность за действительность уступаемого денежного требования, если договором факторинга не предусмотрено иное (ст. 827 ГК РФ). Денежное требование признается действительным, если выполняются следующие условия: а) клиент обладает правом на его передачу; б) в момент уступки требования ему не известны какие-либо обстоятельства, вследствие которых должник вправе не исполнять уступаемое требование. За неисполнение или ненадлежащее исполнение должником переданного требования клиент перед финансовым агентом не отвечает, если договором факторинга не предусмотрено иное.

Существенное изъятие из общих правил об уступке права требования (ст. 382 ГК РФ) установлено в ст. 828 ГК Р. Ф. Это касается необходимости получения согласия должника по уступаемому требованию на переход этого требования к другому лицу. По общему правилу для перехода прав кредитора к другому лицу не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Отсюда следует, что такое согласие необходимо, если его получение предусмотрено договором между первоначальным кредитором и должником. Соответственно, при таких обстоятельствах совершенная без согласия должника уступка права требования в общем случае окажется ничтожной как не соответствующая требованиям закона. Однако для договора факторинга ст. 828 ГК РФ устанавливает иное правило: уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или ограничении. Казалось бы, в такой ситуации должнику по уступаемому требованию уже нет смысла устанавливать в договоре запрет на уступку требования в порядке факторинга. Но используя правило п. 2 ст. 828 ГК РФ, должник может надлежащим образом обеспечить свои интересы, установив в основном договоре ответственность кредитора за нарушение соглашения о запрете или ограничении уступки права требования, поскольку от этой ответственности кредитор не освобождается.

Обязанность должника в договоре факторинга произвести платеж финансовому агенту наступает лишь при условии, что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть

произведен платеж (п. 1 ст. 830 ГК РФ). Последствием неисполнения клиентом либо финансовым агентом обязанности по уведомлению должника является сохранение должником права произвести платеж первоначальному кредитору, при этом исполнение будет надлежащим (п. 3 ст. 382 ГК РФ) и прекратит существующее между должником и кредитором денежное обязательство. Такое же последствие наступает в случае неисполнения финансовым агентом просьбы должника о представлении ему в разумный срок доказательств того, что уступка требования финансовому агенту действительно имела место.

В случае обращения финансового агента к должнику с требованием произвести платеж должник вправе с соблюдением общих правил о зачете предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника к моменту получения им уведомления об уступке требования. В состав таких требований не включаются требования, которые могли бы возникнуть у должника к клиенту в связи с нарушением последним соглашения о запрете или ограничении уступки требования.

Возможны случаи, когда должник окажется вправе потребовать от финансового агента возврата уплаченной ему суммы. Один из таких случаев предусмотрен в ст. 833 ГК РФ — нарушение клиентом своих обязательств по договору, заключенному с должником. Для возникновения права должника на получение с финансового агента уплаченной ему суммы необходимо наличие совокупности следующих условий:

а) клиент нарушил обязательства по договору с должником, и такое нарушение дает должнику право на возврат платежа;

б) финансовый агент не исполнил свое обязательство осуществить клиенту обещанный платеж, связанный с уступкой требования, либо произвел такой платеж, зная о нарушении клиентом того обязательства перед должником, к которому относится платеж, связанный с уступкой требования (бремя доказывания этих обстоятельств возлагается на должника).